Rambler's Top100

1/2008

КИНОЗАЛ

В Москве показали фильм "Миссионер"

Ирина Стовбыра

Основанный на реальных фактах, фильм поднимает вопросы религиозности, веры, межконфессиональных отношений. Врач-иностранец, некогда приехавший в Россию с гуманитарной миссией, подвергает свою веру испытанию – он погружается в замкнутый социум деревни-интерната, пытается слиться с ним... "Чужак" в русской глубинке – в чём его миссия? Его – и тех, кому он хочет помочь?..


Малобюджетная картина "Миссионер", которую можно причислить к разряду неформатного кино, демонстрировалась в конце минувшего года в некотрых киноклубах Москвы – совсем не громко, но при заполненных залах. По сюжету француз-дефектолог, верующий, католик, добровольно приезжает в русскую деревню, чтобы лечить молодых пациентов психоневрологического интерната. Это простое и скромное послание – о том, что самопожертвование одиночки способно принести плоды, – значит не так уж мало в нынешнее время, когда пресловутый "гламур" становится чем-то вроде нового мировоззрения и на этом фоне появляется множество сценариев и фильмов, герои которых в своей массе – либо представители шоу-бизнеса, либо стремятся таковыми стать.

Замысел фильма "Миссионер", по признанию продюсера и автора сценария Екатерины Ивановой, "рвался у неё изнутри", поскольку он в значительной степени основан на реальных событиях.

Игровой фильм, снятый "под документальное кино" и содержащий его элементы, рассказывает историю Кристофа (его роль исполняет сам режиссёр картины, португалец Жоао Криштовао Мануэл ду Эжиту), который приехал в российское село, чтобы работать в интернате для людей с ограниченными умственными возможностями. Относиться к этим сложным пациентам как к людям, носящим образ Божий, любить их и постараться пробудить любовь к ним у других – вот в чём, собственно, заключается миссия Кристофа.

Людям, чьи умственные способности ограниченны, во все времена и эпохи приходилось непросто. Одно дело терпеть физическую боль – можно прослыть стоиком. И совсем другой удел – сносить насмешки окружающих, испытывая отверженность, – здесь нужен высокий уровень смирения, присущего вере Христовой. У людей с ограниченными возможностями это качество легко развить, потому что превозноситься им не с чего. Путь к Богу таких людей может быть прямым и коротким. Надо лишь научить и направить, не погубив то малое, что у них есть. У больных, беспомощных людей есть своя миссия – они нужны здоровым, чтобы те, помогая им, становились мягче и добрее. Здоровые должны понять это.

Француз Кристоф – из тех, кто хочет реализовать себя в служении отверженным. "Почему приехал в Россию?" – спрашивают у него. Действительно, почему некоторым людям не сидится в их сытых странах и они едут в чужие города и веси, чтобы кому-то помогать?

В фильме недостаёт драматургической мотивации, объясняющей приезд конкретного героя в Россию. Кристоф ограничивается ответом: "У вас сейчас трудно, а я должен быть там, где трудно". Но если зрителю предлагается самостоятельно додумать, то, очевидно, Кристоф из разряда людей, обострённо чувствующих необходимость кому-то помогать, чтобы наполнить свою жизнь смыслом и значением.

Однако трудности подстерегали Кристофа там, где он их не ждал. Не всем в посёлке нравится деятельность француза. Спившийся бывший сотрудник интерната питает к "чужаку" острую неприязнь (ещё бы, тому симпатизирует самая красивая в деревне девушка – медсестра Вера) и старается настроить окружающих против волонтёра. Одна из линий сюжета, связанная с зарождением романтического чувства между Кристофом и симпатичной медсестрой, выводит к "смертельному" финалу: герой нелепо гибнет от руки олигофрена, даже не осознавшего свой поступок. Зато заброшенный сельский храм по инициативе Кристофа приводят в относительный порядок и освящают.

В основе фильма лежит реальная история, хотя на самом деле прототипа главного героя (в жизни его зовут Бруно) никто не убивал, а просто в один прекрасный день ему отказали в визе в Россию. Это было в начале девяностых.

Как рассказала на презентации в клубе "Синефантом" Екатерина Иванова, одной из задач было показать столкновение менталитетов. Россия такая страна, считает автор сценария, что устроит встряску любому заграничному менталитету. Чтобы далеко не ходить за примерами, она кивнула на Жоао, который не уехал в свою родную Португалию, хоть и закончил ВГИК ещё 10 лет назад. Потому-то и пришёлся как нельзя кстати, выступив режиссёром такого фильма и исполнителем роли миссионера, чудака, по житейским понятиям.

"Фильм "Миссионер" я хотел снимать как нечто промежуточное между документальным и игровым кино, – поделился Жоао. – Три основные роли исполнили профессионалы, а непрофессиональных актёров я нашёл в той деревне, где всё происходило". В ролях пациентов интерната выступили сами пациенты. В фильм включены кадры настоящего крещения питомцев интерната, которое совершил православный священник Виталий (по фильму – о. Николай, также навещающий этих ребят).

Так получилось, что в картине сыграли три режиссёра. Кроме самого Жоао одну из главных ролей исполнил режиссёр "Театра простодушных" Игорь Неупокоев. Уникальность упомянутого театра состоит в том, что актёры в нём – люди с синдромом Дауна, игру которых отличает запредельная искренность. В роли директора интерната очень колоритна Вероника Иваненко, режиссёр народного театра "Антреприза" в Переславле-Залесском. Она же исполняла обязанности директора картины. Медсестрой Верой была студентка третьего курса школы-студии МХАТ Ксения Васильева (сейчас она принята в труппу МХАТ).

Игорь Неупокоев рассказал на обсуждении фильма в клубе "Синефантом", что авторы "Миссионера" приходили к нему в театр, первоначально желая пригласить его "простодушных" актёров для работы в картине. Но потом отказались от этой идеи, решив пойти по схожему пути: взять в артисты самих пациентов интерната, которые и сыграли самих себя, причём сделали это очень ответственно. А Неупокоеву досталась роль спившегося жителя деревни.

По фильму француз Кристоф убеждает священника из соседнего села, с которым подружился, начать восстановление храма там, где расположен интернат (съёмки проходили в деревне Яропольцы Переславского района Ярославской области). "Заброшенный храм – проклятие для деревни", – говорит французский волонтёр. Следует отметить, что в фильме снята не церковь в Яропольцах, а Смоленско-Корнилиевская церковь в Переславле-Залесском (памятник архитектуры конца XVII – начала XVIII в.), которая до сих пор пребывает в плачевном состоянии. После войны здесь был склад, затем помещение храма использовалось под жильё. В 1988 году обрушилась колокольня. В фильме деревенские алкоголики выпивают и разводят костры внутри церкви, что, в общем-то, близко к истинной судьбе этого памятника – на интернет-форумах обсуждались факты поругания заброшенного Смоленско-Корнилиевского храма, находящегося в черте города, который входит в Золотое кольцо России.

У кого должна болеть душа о тех остающихся полуразрушенными храмах, где по сей день – "мерзость запустения"? Наверное, не только у богатого благотворителя, но и у каждого простого человека. "Миссионер", в котором судьба сельского храма больше всего волнует иностранцев (они хотят привезти деньги на его восстановление, потому что уверены, что с возрождением церкви возродятся и души сельчан), – деликатно затрагивает эту тему...

И главный вопрос, о котором заставляет задуматься фильм, – много ли в России желающих жертвовать своим временем, проявлять терпение и любовь, посвящая себя умственно отсталым людям? По словам Екатерины Ивановой, "Миссионер" – это попытка напомнить, что у них есть душа, что их нельзя "выбрасывать из общества". Может быть, общество и держится на таких открытых и простодушных, которые, может статься, нормальней, чем иные с виду здоровые.

Своим видением фильма поделился на презентации и о. Виталий. В картине у экранного отца Николая развиваются дружеские отношения с Кристофом, и становится понятно, что два верующих человека могут спокойно друг друга понять, принадлежа к разным традициям. Это "нормальная встреча людей, которые верят во Христа, у которых есть стремление сделать что-то доброе, исходя из своих убеждений – религиозных и человеческих". Толчок, который дал главный герой, Кристоф, пробуждает некое движение вокруг, и о. Николай тоже проявляет инициативу: "получается их совместный путь". В итоге священник совершает оглашение и крещение пациентов.

О. Виталий признался, что общение с ребятами из интерната произвело на него сильное впечатление. "Когда окружающие смотрят на них со стороны, не вступая в контакт, кажется, что это люди с очень странным поведением. Но, начав общаться, понимаешь, что они в некотором смысле гораздо более нормальные, чем многие другие. У них есть простые, искренние вопросы. Они принимают веру как младенцы во Христе, поскольку у них нет препятствий, стен, которые нередко выстраивает обычный человек между собой и Богом". По словам священника, в фильме показано, что эти больные ребята – обличение миру. Они принимают Христа, а мир вокруг зачастую остаётся равнодушным к Благой вести.

А вот как рождался сценарий: "Я волею судеб жила в деревне, где есть такой интернат, – рассказала Е. Иванова. – Там был Бруно, миссионер-француз, и так как я владею французским, он просил перевести его дневниковые записи: будучи обстоятельным человеком, он аккуратно вёл дневник. Мне известно, чем закончилась та история... Потом мы встретились с Жоао, у которого своё видение России: он живёт здесь достаточно долго. Мы хотели рассказать о наболевшем: он – о своих впечатлениях от нашей страны, а я – об этой истории француза-врача, лечившего русских детей". Сейчас брат Бруно (по одной из версий, он католический монах) создал детский дом на Украине, но и в Россию, куда его уже пускают, продолжает наведываться, посещая бывших подопечных.

Режиссёр Жоао Криштовао живёт в России 15 лет. Его отец – француз, коммунист, который хотел, чтобы сын учился в России. В 1997 году Жоао закончил режиссёрский факультет ВГИКа, мастерскую Ираклия Квирикадзе, и стал работать на христианской студии "Отчий дом", где, в частности, снимал документальные фильмы о новомучениках. Там же работает и Катя Иванова.

Жоао Криштовао объяснил, почему в финале "высылка" героя заменена смертью: "Фильм снимался в момент обострения православно-католических отношений в России, и нам казалось, что финал с высылкой, как было на самом деле, усугубит ситуацию. Мы не хотели, чтобы это выглядело так, будто католик снимает фильм про то, как плохо в России. Поэтому и такой финал..." †

 о нас
 гостевая
 архив журналов
 архив материалов
 обсуждение
 авторы

 Публикация

обсудить в форуме

распечатать

авторы:

Ирина Стовбыра


 Память

Александр Юликов
Тесный круг

22 января о. Александру Меню исполнилось бы 73 года. Дух его был бодр, ясен, молод, и потому трудно представить его себе постаревшим. Разве что седины прибавилось бы. А вот каким он был в молодости, помнят теперь, наверное, немногие. О своих первых встречах с пастырем рассказывает художник, оформивший большинство книг о. Александра. 

 Свидетельство

Дмитрий Гаричев
Осколок

"Николо-Берлюковская пустынь (село Авдотьино Ногинского района Подмосковья) два года назад отметила 400-летие. Испытав за века взлёты и упадок, пустынь была прославлена многими чудотворениями от обретённого образа "Лобзание Иисуса Христа Иудою". Главным событием юбилейного года в Берлюках стало водружение креста на колокольне возрождающейся обители..." 

   о нас   контакты   стать попечителем   подписка на журнал
RELIGARE.RU
портал "РЕЛИГИЯ и СМИ" Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100