Rambler's Top100

4/2007

СВЯТОСТЬ

Вильфрид и Теодор

Зоя Метлицкая

Святыми становятся очень разные люди. Читая средневековые жития, мы порой об этом не задумываемся. Но если вчитаться внимательнее, становится понятно, что у каждого святого помимо общего для всех – искренней веры и любви к Богу были свой характер, свои жизненные представления и своя правда, которой они следовали. Случалось, эти личные правды вступали в жёсткое противоречие друг с другом, и только обращение к высшей Истине, жившей в сердце каждого из участников спора, помогало разрешить конфликт.

В конце VII в. в Англии жили два человека. Их звали Вильфрид и Теодор. Теперь их называют святым Вильфридом и святым Теодором и почитают в Католической, Православной и Англиканской Церквах. Дни их памяти отстоят друг от друга на три недели: память Теодора отмечают 19 сентября, а память Вильфрида – 12 октября. Но при жизни между ними не было понимания, и далеко не сразу в их сердцах воцарился мир.

Вильфрид родился в 634 г. на севере Англии. В житии, написанном его другом и соратником Эддой-Стефаном примерно через десять лет после его смерти, сказано, что в момент рождения мальчика людям, стоявшим во дворе, показалось, что дом, где лежала роженица, объят пламенем. Действительно, огонь горел в сердце Вильфрида всегда. Его пламенный дух не давал ему покоя, вёл через все перипетии его бурной жизни.

Англосаксы в те времена ещё только знакомились с христианством. В 597 г. Папа Григорий Великий отправил в Англию миссию, которую возглавлял римский монах Августин, впоследствии названный Августином Кентерберийским. На севере окончательное обращение произошло благодаря усилиям ирландских монахов-миссионеров, в первую очередь епископа Айдана. Ирландцы поражали англосаксов своей истовой и поэтической верой, которая давала им силы соблюдать строжайшую аскезу. Однако это породило и серьёзные проблемы, поскольку обычаи ирландской Церкви несколько отличались от римских. Самым существенным различием было то, что ирландцы по-своему вычисляли день Пасхи.

Вильфрид принадлежал к благородному роду и в 14 лет решил покинуть родительский дом. В отличие от большинства своих сверстников, он не вступил в королевскую дружину, а избрал себе иного Господина. Как раз в это время один из старых воинов короля Освиу был разбит параличом и решил удалиться в монастырь, и Вильфрид поехал с ним в качестве слуги. За несколько лет мальчик выучил наизусть псалмы и усвоил правила монашеской дисциплины; он мог бы со временем принять постриг и провести оставшуюся жизнь в монастырских стенах. Но огонь, горевший в его сердце, звал его к подвигам веры.

Вильфрид решил начать свой путь к Господу с паломничества в Рим. Можно себе представить, как поразило двадцатилетнего юношу величие Вечного города. В монастыре апостола Андрея, откуда прибыл в Англию Августин, Вильфрид пал на колени перед алтарём, где лежали четыре Евангелия, и молился, чтобы Господь даровал ему возможность постичь Благую весть и проповедовать её всем народам. Молитва была услышана. На следующий день Вильфрид встретил наставника, архидиакона Бонифация, который научил его читать и толковать Евангелия, рассчитывать Пасху, а также объяснил ему устав святого Бенедикта, после чего представил своего ученика Папе Евгению, который благословил Вильфрида на церковное служение. Юноша завершил своё церковное образование, проведя три года в Галлии, в гостях у епископа Лиона, и в 658 г. вернулся в Англию.

Молодой человек двадцати четырёх лет, ещё не имевший священнического сана, обладал недюжинным обаянием. В душе Вильфрида любовь к Богу сочеталась с любовью к жизни и умением радоваться её дарам, и этот подход был более понятным и близким для знатных англосаксов, нежели вдохновенный аскетизм ирландских монахов-миссионеров или гордая суровость римских епископов. Вскоре после возращения в Англию Вильфрид стал близким другом и советником Альхфрида, сына Освиу, правившего под рукой своего отца в Дейре, одной из двух нортумбрийских провинций. Альхфрид даровал ему большое поместье, а позднее – монастырь в Рипоне, настоятелем которого Вильфрид стал в 660 г. и который всегда оставался его родным домом.

В 663 г. епископ Уэссекса Агильберт рукоположил Вильфрида в сан священника, а спустя год ему довелось сыграть главную роль в событиях, определивших судьбу английской Церкви. Король Освиу долго жил в Ирландии и отмечал Пасху по обычаям своих наставников, но королева Эанфлед со своими приближёнными праздновала Пасху в тот день, когда её отмечали в Кенте, то есть по римскому календарю. В конце концов Освиу счёл, что нехорошо его подданным праздновать Пасху в разные дни, и собрал синод, чтобы решить этот вопрос. "Римскую" партию должен был представлять священник Агильберт, но он, выходец из Галлии, не очень хорошо говорил на английском и попросил Вильфрида, которого он изначально позвал в качестве переводчика, выступить вместо него. Вильфрид мог вести учёный спор не хуже своих оппонентов-ирландцев, но привёл также – в расчёте на короля – два простых аргумента: сослался на авторитет апостола Павла и на тот факт, что весь мир празднует Пасху по римскому обычаю и лишь на островах, затерянных в океане на западном краю мира, её вычисляют иначе. Освиу, выслушав обе стороны, заявил, что не желает противоречить в чём бы то ни было апостолу, в руках которого находятся ключи от рая, и провозгласил, что отныне в Нортумбрии Пасха будет отмечаться по римскому календарю.

Вскоре после синода в Уитби в Англии разразилась эпидемия чумы. Она унесла много жизней, в том числе жизнь епископа Туды, главы нортумбрийской Церкви, и архиепископа Кентерберийского Деусдедита. После смерти Туды Альхфрид поставил Вильфрида епископом подвластной ему Дейры. Вильфрид настоял на том, чтобы поехать для рукоположения в Галлию, и после этого провёл на континенте ещё около года. Тем временем Освиу и другой могущественный властитель – Эгберт, король Кента, взяли на себя заботу о том, чтобы найти достойного приемника Деусдедиту. Задача была непростой – во всей Англии в тот момент имелось четыре епископа, причём Вильфрид находился в Галлии, а Хад и Яруман были рукоположены ирландцами. Короли справедливо рассудили, что лучше всего направить будущего главу английской Церкви для рукоположения в Рим. Однако их избранник, священник Вигхард, и почти все его спутники сразу по прибытии в Рим заболели чумой и умерли. Это печальное событие и полученные из письма сведения о бедственном положении английской Церкви подтолкнули Папу к тому, чтобы самому заняться поисками архиепископа для англосаксов. Два первых кандидата отказались, но третий ответил согласием. Этим человеком был не имевший сана монах одного из римских монастырей, пожилой (ему уже было за шестьдесят) грек Теодор.

Он был уроженцем Тарса Киликийского, учился в Антиохии, в какой-то момент своей жизни принёс монашеские обеты, был сведущ в различных церковных и светских науках, интересовался медициной и принимал деятельное участие в полемике с монофелитами.

У нас нет непосредственных свидетельств, касающихся личности и характера Теодора, но из его поступков складывается образ человека мудрого, решительного, справедливого, готового до конца исполнить свой долг и понимающего, что надо для этого сделать. Он умел действовать, не отступая и не торопясь, и его труды в Англии – наглядное тому подтверждение.

Теодор начал свою деятельность с того, что объехал всю страну, посетив крупные монастыри и епископские резиденции. В опустошённой чумой стране не хватало священников, а из младших клириков мало кто был достаточно образован, чтобы его можно было рукоположить в священнический сан. В разграничении диоцезов (епархий) не было никакой системы, порядок рукоположения епископов не соблюдался должным образом, и в целом в Церкви царил полнейший хаос. Это, однако, не обескуражило Теодора. В течение года он поставил трёх новых епископов, а также разрешил проблему с одним из иерархов, чьё рукоположение вызывало сомнения, а именно с Хадом – он рукоположил его вторично и отправил епископом в Мерсию.

Он также открыл в Кентербери школу, где учились молодые люди, избравшие церковное поприще. В 672 г. был собран синод, на котором помимо Теодора присутствовали семь епископов и учёные монахи. Постановления этого синода были сформулированы в виде десяти пунктов. Они опирались на решения Халкидонского Собора и были призваны упорядочить жизнь духовенства и монахов.

Тем временем Вильфрид обрёл богатство и славу, сравнимые с королевскими. После перевода Хада он стал главой диоцеза размером чуть ли не в треть Англии. Он умел располагать к себе людей и вскоре стал обладателем несметных богатств: в те времена для знатного человека единственным способом выразить своё хорошее отношение было подношение даров. Можно с предубеждением относиться к купающемуся в роскоши прелату, но в случае Вильфрида подобные сомнения безосновательны. Своими действиями он прославлял и восхвалял Бога в соответствии с обычаями и представлениями своего народа. Англосаксы считали, что властитель должен быть могущественен, мудр и щедр. И нет ничего зазорного в том, что епископ, слуга Господина, Который превыше всех земных властителей, окружён роскошью. Вильфрид не был смиренен в прямом смысле этого слова. Но он умел любить Бога и окружавших его людей, вкладывая в эту любовь весь жар своего сердца, и ему отвечали любовью. В глубине его сердца жила искренняя, пламенная и смиренная вера. Вот эпизод, описанный в житии.

В городе, куда Вильфрид приехал, чтобы совершить крещения и миропомазания, к нему подошла женщина с завёрнутым в тряпьё телом мёртвого младенца. Она, плача, упала к ногам епископа, умоляя миропомазанием воскресить мальчика, который умер некрещёным, крестить его и тем спасти от адских мук. Вильфрид не решался что-либо предпринять. Но когда женщина воскликнула: "Не лишай меня веры, но помоги моему неверию", – он с молитвой возложил руки на безжизненное тело, и младенец задышал. Вильфрид крестил его и велел матери отдать его в монастырь, когда мальчику исполнится семь лет.

Архиепископ Теодор тем временем совершал деяния не столь впечатляющие, но не менее важные, упорядочивая организацию Церкви.

В те времена в Англии ещё не было приходов, и вся забота об окормлении верующих ложилась на плечи епископа и клириков из его "фамилии". Епископы были вынуждены постоянно путешествовать по своему диоцезу, совершая богослужения и таинства. Понятно, что епископ маленького диоцеза мог с большим успехом исполнять свои обязанности, нежели епископ крупного. Однако крупный диоцез обеспечивал епископу большие доходы и большее могущество. Именно с этой дилеммой столкнулся Теодор. Два из семи диоцезов, существовавших в Англии к моменту его приезда, были небольшими, один – средний и один сравнительно крупный. Однако три диоцеза – с центрами в Винчестере, Личфилде и Йорке – были слишком велики даже для самого деятельного и добросовестного епископа.

Ситуация с Йоркским диоцезом представляла особую проблему. Разделить его было совершенно необходимо. Архиепископа, вероятно, раздражала излишняя помпезность, окружавшая Вильфрида. Однако до тех пор, пока Вильфрид оставался близким другом и советником короля Эгфрита, Теодор не мог ничего предпринять. Но скоро обстоятельства изменились.

Жена короля Эгфрида Этельтрют, духовным наставником которой был Вильфрид, под влиянием его вдохновенных речей ушла в монастырь. После этого король стал недолюбливать красноречивого епископа, а его новая жена Иурменбург, завидовавшая богатству Вильфрида, старательно подогревала его ненависть. В 677 г. Эгфрид лишил Вильфрида всех владений и изгнал его из страны. Формально король не мог отнять у епископа его диоцез, но Теодор, закрыв глаза на беззаконность этого деяния, сразу рукоположил на место Вильфрида трёх епископов, разделив огромный диоцез на три части – Дейру, Берницию и Линдси.

Вильфрид был не из тех людей, которые способны смириться с таким обращением. Он нашёл способ борьбы, к которому до него не прибегал ни один англосаксонский священник: отправился в Рим просить Папу рассудить дело. Не только его воины, но и многие клирики, в частности, певчий Эдда-Стефан, последовали за ним в изгнание.

Неугомонный характер Вильфрида задержал его в пути. Его корабли отнесло к берегам Фризии (ныне – Нидерланды), жители которой не знали христианской веры. Вильфрид не мог допустить, чтобы целый народ оставался во мраке язычества, и провёл осень и зиму во Фризии в качестве гостя короля Альдгисля, проповедуя Евангелие его подданным. Языки англосаксов и фризов в то время были очень похожи, и фризы могли в полной мере оценить красноречие Вильфрида (к тому же с его появлением их сети стали приносить небывалый улов рыбы). Почти все местные вожди и множество простых людей приняли крещение.

Когда Вильфрид прибыл в Рим, оказалось, что Папа Агафон уже знает о случившемся из письма, доставленного посланцами Теодора. В октябре 679 г. он созвал синод, в котором участвовали 53 епископа. Судя по вынесенному вердикту, Папа и прочие участники синода прекрасно сознавали необходимость мер, принятых Теодором, но также понимали, что с Вильфридом обошлись несправедливо и жестоко. Их решение представляло собой компромисс: три епископа, рукоположенные Теодором, снимались со своих кафедр; Вильфрид возвращался на кафедру Йорка, но при этом размер его диоцеза ограничивался теми пределами, которые определил Теодор; на две другие кафедры Вильфрид должен был назначить своих ставленников и отправить их к Теодору для рукоположения.

Однако Папа и его епископы не учли, что в этом деле есть и третья заинтересованная сторона – король Эгфрид и его жена. Когда Вильфрид летом 680 г. вернулся в Нортумбрию и предстал перед королём и его советниками, предъявив решение синода и папскую буллу, король приказал бросить его в темницу.

Архиепископ Теодор знал о том, что произошло, но бездействовал. Он понимал: не в его силах заставить могущественного нортумбрийского короля, главного защитника и покровителя нортумбрийской Церкви, изменить своё решение. Он мог оправдывать себя и тем, что решение папского синода отверг не он, а король Эгфрид, формально не обязанный повиноваться Риму. К тому же, Теодору не нравился Вильфрид. Указаний на эту последнюю причину не найти ни в одном источнике и ни в одном историческом труде, но я уверена: если бы в темнице оказался смиренный Хад или кто-либо из учеников, соратников и друзей Теодора, он вмешался бы, несмотря на все политические и дипломатические препятствия. Но сейчас из личных соображений он позволил себе остаться в стороне, и, возможно, именно в этом он каялся перед Вильфридом шесть лет спустя.

В темнице Вильфрид провёл девять месяцев. После чего король, который, вероятно, понимал, что обращается с Вильфридом чересчур жестоко, освободил его с условием, что тот сразу же уедет из Нортумбрии. Вильфрид и верные ему люди отправились на юг. Он попытался обосноваться в Мерсии, потом в Уэссексе. Но властители этих королевств слишком ценили благоволение могущественного северного короля, чтобы дать приют в своих землях его злейшему врагу. Тогда Вильфрид решил избрать местом своего пребывания маленькое языческое королевство Суссекс на южном побережье Англии. Король Суссекса Этельвалх и его жена были единственными христианами в своей стране. Этельвальх принял Вильфрида с восторгом, пообещав ему свою дружбу и покровительство. При его поддержке епископ и его клирики проповедовали христианскую веру жителям Суссекса. Успеху миссии способствовал тот факт, что здесь, как и во Фризии, прибытие Вильфрида сопровождал добрый знак: в королевстве, несколько лет страдавшем от жестокой засухи, наконец пошли дожди.

В 685 г. Эгфрид погиб в битве, его жена удалилась в монастырь, и на трон вступил его сводный брат Альдфрид. Вероятно, эти перемены, а также предчувствие собственной скорой смерти подтолкнули Теодора к тому, чтобы примириться с Вильфридом. Он пригласил Вильфрида в Лондон
и в присутствии нескольких высоких иерархов просил у него прощение. Он также пообещал официально представить его как своего преемника на архиепископской кафедре Кентербери. Вильфрид принял извинения, но попросил Теодора сообщить о происшедшем Альдфриду, Этельреду, королю Мерсии, и другим своим друзьям. Он просил также вернуть ему хотя бы часть отнятых у него владений. В конце 686 г. Вильфрид возвратился в Нортумбрию, занял свободную в тот момент должность аббата Рипона и поселился в монастыре. Он простил Теодора и из сочувствия к его возрасту и искреннему раскаянию не стал требовать большего. Но мысль о том, что десять лет назад свершилась несправедливость, не оставляла его. Вильфрид не хотел, как предлагал ему Теодор, стать архиепископом Кентерберийским. Он желал служить Господу в своей родной земле, ездить по её просторам, нести свет и спасение её жителям и чувствовать их любовь. Ему хотелось оставаться епископом Йорка, епископом Нортумбрии, главным, а ещё лучше – единственным.

Теодор умер в 690 г. в возрасте 87 лет. И хотя его личность теряется за сухим перечнем достижений, очевидно, что он был первым архиепископом, власть которого признавала вся Англия – монахи и священники, аббаты и епископы, простые верующие и короли. Его усилиями английская Церковь, представлявшая собой бесформенный конгломерат разнородных – галльских, римских, ирландских – элементов и традиций, обрела единство, чёткий облик и прочную структуру.

В 691 г. Вильфрид потребовал, чтобы Альдфрид вернул ему Йоркскую кафедру. Наверняка у него имелось много сторонников и среди знатных мирян, и среди высокопоставленных клириков, а требование было высказано в жёсткой форме. Иначе трудно понять, что заставило благоразумного и спокойного короля Альдфрида поступить так, как он поступил. Вильфриду пришлось снова отправиться в изгнание. Он уехал в Мерсию к королю Этельреду, который на этот раз принял его с почётом и передал ему епископскую кафедру, освободившуюся после смерти епископа Сексвульфа.

Но Вильфрид мечтал вернуться в Нортумбрию. В 699 г. он отправил с оказией письмо Папе Сергию. Папа передал дело на рассмотрение английских епископов. В 702 г. был собран синод в Остерфилде. Вильфрид изложил свои требования архиепископу Брехтвальду, и тот резко их отверг. Брехтвальд не собирался нарушать уже сложившуюся структуру или удалять епископов, честно исполнявших свои обязанности, ради удовлетворения притязаний Вильфрида. Участников синода выводили из себя его упорство и явное пренебрежение к их авторитету. То, что он имел полное право предъявлять претензии, только усиливало их неприязнь. Не удивительно, что в какой-то момент они потеряли терпение и вынесли жёсткое решение: лишить Вильфрида всех его владений не только в Нортумбрии, но и в Мерсии, оставив ему лишь Рипон, и то при условии, что он сложит с себя епископский сан и не будет покидать монастырь.

Вильфрид не мог смириться с таким произволом и сам поехал к Папе. Следом за ним в Рим прибыли посланцы от архиепископа Брехтвальда, доставившие письма с обвинениями в его адрес. После многомесячного разбирательства дело зашло в тупик. Но тут выяснилось одно обстоятельство. Во время своего второго пребывания в Риме Вильфрид принял участие в синоде, подтверждавшем христианские догматы в борьбе с монофелитской ересью, и подписал исповедание веры как епископ Йорка и полномочный представитель английской Церкви. Безусловно, это было сделано с ведома и согласия Теодора, собиравшего по тому же поводу синод в Хэтфилде. Когда Папа Иоанн и участвовавшие в разбирательстве епископы обнаружили, что стоящий перед ними человек отстаивал чистоту веры почти четверть века назад, в те времена, когда некоторые из них даже не имели сана, их изумлению не было предела. Из почтения к Вильфриду они согласились вынести вердикт по поводу его жалобы. Брехтвальду было приказано собрать синод в Англии с участием королей Альдфрида и Этельреда и обсудить вопрос ещё раз, учитывая распоряжения Папы Агафона.

На обратном пути Вильфрид тяжело заболел. В городе Мо его спутники остановились, поскольку епископ впал в беспамятство, и все думали, что он скоро умрёт. Вильфрид находился на грани жизни и смерти четыре дня, но на пятый день внезапно очнулся. Едва придя в себя, он рассказал, что в беспамятстве ему явился Архангел Михаил, объявивший, что послан спасти Вильфрида от смерти, поскольку Господь даровал ему ещё четыре года жизни, чтобы он мог вернуться на родину и окончить свои дни в покое и мире. Так и произошло. После смерти короля Альдфрида в декабре 704 г. и йоркского епископа Бозы в начале 705 г. архиепископ Брехтвальд собрал синод и поставил Вильфрида епископом Йорка, вернув ему также монастыри Рипон и Хексгем. В 709 г. Вильфрид умер.

Герои этой истории воплощали в себе различные качества священноначальников Церкви. Личное мужество и послушание, обаяние и организаторский талант, пламенный дух и терпение, великодушная щедрость и строгость – качества, в равной мере им необходимые. Святого Вильфрида и святого Теодора теперь почитают наравне. Обращая молитву к Теодору, христиане через него, сумевшего "учредить единство там, где было разделение, и порядок там, где царил хаос", просят Бога даровать Церкви "божественное согласие и единство". Вспоминая Вильфрида, "слугу Бога, преданного своей пастве", они молят Господа, чтобы он позволил им, следуя его примеру и учительству, достичь совершенной зрелости Христа. †

 о нас
 гостевая
 архив журналов
 архив материалов
 обсуждение
 авторы

 Публикация

обсудить в форуме

распечатать

авторы:

Зоя Метлицкая


 Память

Александр Юликов
Тесный круг

22 января о. Александру Меню исполнилось бы 73 года. Дух его был бодр, ясен, молод, и потому трудно представить его себе постаревшим. Разве что седины прибавилось бы. А вот каким он был в молодости, помнят теперь, наверное, немногие. О своих первых встречах с пастырем рассказывает художник, оформивший большинство книг о. Александра. 

 Свидетельство

Дмитрий Гаричев
Осколок

"Николо-Берлюковская пустынь (село Авдотьино Ногинского района Подмосковья) два года назад отметила 400-летие. Испытав за века взлёты и упадок, пустынь была прославлена многими чудотворениями от обретённого образа "Лобзание Иисуса Христа Иудою". Главным событием юбилейного года в Берлюках стало водружение креста на колокольне возрождающейся обители..." 

   о нас   контакты   стать попечителем   подписка на журнал
RELIGARE.RU
портал "РЕЛИГИЯ и СМИ" Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100