Rambler's Top100

3/2007

ПРИЗВАНИЕ

В гостях у сестёр-кармелиток

Антанас Йонкус

Моему знакомству с сёстрами Ордена босых кармелиток уже двенадцать лет. Кажется, оно началось в 1994 году. В датах я могу ошибиться, поскольку никогда не думал, что буду писать о монастырской жизни, и поэтому не фиксировал их в памяти. Я просто был рядом с сёстрами, молился с ними. События развивались следующим образом...


С сестрой Аделе
на берегу реки Нявежис

С сестрой Аделе на берегу реки Нявежис

Мне в Москву позвонила моя сестра Янина, живущая близ Каунаса, в курортном городке Кулаутуве у Немана, и сообщила "тревожную" новость: племянница Римма, дочь нашего брата, поступает в монастырь. Сестра не знала, что об этом думать. По её словам, мать Риммы рыдает, отец (наш брат Донатас) растерян, не знает, что делать. Я считал, что плач тут неуместен, и по простоте душевной сказал сестре: "Не плакать надо, а радоваться – будет кому молиться за наши грехи". (Я, разумеется, имел в виду и свои прегрешения.) Сестра, стремясь успокоить родителей Риммы, передала им моё мнение, а затем я сам написал брату письмо, излагая свои соображения и оправдывая выбор его дочери.

А молитвенная помощь вскоре мне очень понадобилась: случилась беда – погиб мой сын, и я не мог справиться с болью. Через сестру я просил Римму молиться обо мне и о душе сына.

Через год или два мне удалось увидеть Римму и её монастырь. В очередной отпуск я навестил семью сестры в Кулаутуве. Выяснилось, что монастырь, куда поступила Римма, неподалёку – всего пять-семь километров отсюда. Племянники любезно предложили отвезти туда нас с супругой Ольгой.

Первая встреча с племянницей в новом её облике, в хабите (рясе) монахини, оказалась волнующей. Я не знал, как мне вести себя, можно ли, например, обнять монахиню – человека, отгородившегося от мира и посвятившего себя Господу. Но Римма Мария (так её сейчас звали) сразу сняла все проблемы: радостная и приветливая, обняла Ольгу и меня. Объяснила: домик, в котором живут монахини, тесен, там нет комнаты для приёма мирян – и повела нас в другой дом, почти в километре от первого. По дороге показала фундамент строящегося нового здания обители.

"Дом для общения" меня удивил. Снаружи обычный деревенский дом, а внутри – комфортабельная квартира: тёплая вода, раковины, электрические чайники, холодильник...

Я стал каждый год приезжать в монастырь. Римма объяснила, как она приняла решение стать монахиней. Среднюю школу она окончила в родном городе Кретинга, где и начала работать в детском саду. Ни в школьные годы, ни после учёбы она не особенно интересовалась церковной жизнью, в церковь ходила не часто и, как она признавалась, "не очень охотно". Но вот послушала однажды в церкви (видимо, после службы) монахиню, призывающую людей к святой жизни... И сердце Риммы открылось, отозвалось на этот призыв – девушка приняла твёрдое решение стать монахиней.

Сёстры позднее рассказали историю этого монастыря Босых кармелиток: в начале 90-х годов трём женщинам из Каунаса пришла мысль возродить существовавший ранее в Литве, в Вильнюсе, такой монастырь. Он был закрыт по царскому указу после польско-литовского восстания, в 1865 году, восстановлен в 1888-м и вновь закрыт советской властью в 1946-м. Женщины написали письмо в ассоциацию Кармеля Великобритании. Ещё одно послание отправили Генеральному настоятелю кармелитов в Риме – Камилло Мациссе. В итоге на прошение отозвались две сестры кармелитки из Великобритании и одна из Хорватии (открытие нового монастыря возможно лишь при участии опытных инокинь).

Откуда родом теперешние инокини-кармелитки? Сёстры Ада, Бируте и Лаймуте приехали из Каунаса, Ева – из Вильнюса, а наша Римма Мария, как я уже говорил, – из Кретинги. Одна из инициаторов создания монастыря – англичанка сестра Мария Юозапа (она, как и другие "зарубежные" сёстры, научилась литовскому языку и свободно на нём говорит; молитвы в часовне обители произносятся на литовском языке). Мария Юозапа исполняет обязанности настоятельницы (приоры) монастыря. По возрасту старшей является англичанка Мария Воплощения (Sr. Mary of the Incarnation). Ей к моменту открытия монастыря (1994) было за 80 лет, а младшей сестре Еве – 19 лет.

В первые годы сёстры жили и молились в скромном деревенском доме в Паштуве под Каунасом. Паштува – древняя литовская земля, рассказывает сестра Тереза Сердца Иисуса. Здесь на красивой горе у Немана стояла крепость, которую многократно атаковали крестоносцы, мечом насаждавшие христианство на литовской земле. Инокиня упоминает храбрых воинов Великого князя литовского Витовта, защищавших крепость. Там сейчас раскопки городища, его изучают археологи. Место действительно красивое: сосновый бор окружает обитель, рядом – крутой склон и долина, по которой течет Неман.

Однако инокини думают не о Немане и былых сражениях. Они духовно связаны с горой Кармель на Святой Земле, где со времён пророка Илии жила община отшельников. В первые христианские века там тоже жили христиане-отшельники. После прихода мусульман на Святую Землю насельники знаменитой горы вынуждены были уйти на запад.

Возведение нового современного здания монастыря Ордена босых кармелиток и благоустройство территории было завершено к 2000 году. Строительство спонсировали католики Шотландии. В том же году несколько насельниц принесли вечные обеты. В торжествах по этому случаю участвовали иерархи Литовской церковной провинции, священники, верующие – близкие родственники монахинь.

Что значит вечные обеты? Новые насельницы, пришедшие в обитель кармелиток, до принятия окончательного решения несколько лет проходят в общине испытание. Начальный этап – постулат – длится от 6 до 12 месяцев. Далее – новициат, когда монахине вручается хабит Ордена. Этот этап длится один или два года. После новициата сёстры в течение трёх лет живут по временным обетам послушания, целомудрия и нестяжания – и только по истечении этого срока инокини дают обет на всю жизнь. По рассказам Риммы, были случаи, когда постулантки не выдерживали строгости монастырской жизни и возвращались к жизни мирской. А пример нестяжания показала нам сама Римма Мария: подаренные ей варежки с узором и красивый янтарный крест она отдала нам (мол, ничего лишнего в келье не хочет иметь).

Как пишет литовская христианская печать, возрождению кармелитского ордена послужило широкое распространение сочинений святых Терезы Авильской и Иоанна Креста, а также духовное влияние Терезы Младенца Иисуса и других монахинь, явивших пример христианского благочестия. Св. Терезу Авильскую и св. Терезу Младенца Иисуса Святой Престол провозгласил Учителями Церкви. А кармелитка св. Эдит Штайн, погибшая в Освенциме, провозглашена одной из небесных покровительниц Европы.

Кармелитки носят тёмно-коричневое облачение с кожаным поясом, скапулярий и белый головной убор с чёрной накидкой (такими мы их видели летом). Ходят они в сандалиях действительно на босу ногу.

Инокини обители в Паштуве (как и пребывающие здесь гости) не слушают радио, не смотрят телевизор, не читают светских газет и журналов. Читают только религиозную литературу. Близкие родственники могут посещать инокинь раз в месяц, друзья и знакомые – два раза в год.

С другой стороны, у каждой монахини есть свой адрес электронной почты, они переписываются с родными, друзьями. С радостью принимают CD и DVD религиозного содержания, которые мы привозим им из Москвы. С большим интересом сёстры начали читать подаренный нами номер журнала "Истина и Жизнь". У них своя библиотека с томами изданной в Москве "Католической энциклопедии".

Устав обители суров: весь день сёстры хранят молчание. За весь день они общаются между собой только два раза: после обеда и вечером. В часовне инокини вместе подолгу молятся, поют псалмы, совершают Литургию Часов.

Поскольку это монастырь-затвор (на дверях и проходах гости обители видят предупреждающую надпись: "клаузура"), один из журналистов попросил сестру Марию Сердца Иисуса рассказать о внутренней жизни обители, приоткрыть "завесу тайны". Каждая монахиня, рассказала сестра, имеет небольшую отдельную комнатку – келью. Когда инокини не заняты какой-то работой по хозяйству вместе с другими сёстрами, они читают и молятся в кельях, поддерживая таким образом уединённый образ жизни, – это их призвание. На территории монастыря есть пара "домов уединения", где сёстры могут проводить реколлекции – духовные упражнения – с группами паломников, верующими своего прихода. Призвание монахинь – свидетельствовать о "молящемся на горе Христе", поэтому и наши кармелитки должны продолжать эту Христову молитву, быть вторым "молящимся Христом", пояснила сестра Тереза. Вся жизнь кармелитки – это непрерывная молитва. Монахиня стремится всегда быть на виду у Господа, быть внимательной к Его слову, любить Его, восхвалять Его и в непрерывной молитве вверять Ему тяготы человечества.

В дни нашего последнего пребывания в монастыре возникла необходимость отвезти Римму к родителям: отец попал в больницу, а дома – почти неподвижная мать. Необходима помощь. Сестра Тереза, исполняющая обязанности старшей, принимает решение: отправляет Римму на легковой машине в Кретингу (больше 200 км) и предлагает нам с женой воспользоваться оказией, чтобы навестить больных родственников. На обратном пути водителю поручается забрать другую сестру, Аду (литовцы предпочитают уменьшительное имя: Аделе), которая тоже посещала своих больных родственников в тех же краях.

Монастырский водитель Гинтарас повёз нас туда специально по дороге, идущей вдоль Немана, чтобы мы могли насладиться красотой природы. Ранним утром Неман был окутан густым туманом, а на другой стороне реки на крутых склонах виднелись древние городки, бывшие крепости: Вилкия, Велиуона, Раудоне. Обратный путь тоже оставил незабываемое впечатление. Мчимся по автостраде Клайпеда – Каунас со скоростью 120 км/час, и сестра Аделе, сидящая рядом с водителем, вдруг начинает громко читать розарий, Светлые Таинства. Водитель отвечает, мы с женой тоже присоединяемся. Второе таинство ведёт Гинтарас, мы трое отвечаем. Третье таинство приходится вести мне. Далее Аделе взглядом спрашивает Ольгу: сможет ли та читать молитвы? К счастью, Ольга знает литовский язык и основные молитвы по-литовски. Завершающую часть ведёт опять Аделе.

На обратном пути, ближе к Каунасу, Гинтарас свернул с автострады, чтобы показать красивые места вдоль реки Нявежис (от неё и название города Паневежис, "у реки Нявежис"). Остановил машину, чтобы мы вышли и полюбовались прекрасным пейзажем. Я делаю снимок, и мы возвращаемся в "нашу обитель".

Кармелитки не только молятся. Труды в каждом "кармеле" разные. Одни инокини пекут гостии или хостии (облатки) для храмов, другие шьют литургические облачения для священнослужителей, создают и продают открытки, издают религиозную литературу, мастерят детские игрушки. Кроме того, каждая сестра берёт на себя определённую часть забот по хозяйству. Они работают в тишине и по возможности в одиночку, с тем чтобы молитва и присутствие на виду у Бога длились весь день, во время всех занятий.

У некоторых монахинь есть ещё и особые интересы. Например, сестра Лайма пишет иконы в русско-православном стиле и просила прислать ей литературу о "технике" подготовки материала и писания икон. Сестра Тереза намерена переводить на литовский язык труды св. Терезы Авильской и св. Иоанна Креста. С целью изучения испанского и древнеиспанского языков она два года провела в испанском "кармеле". Римма ездила в Шотландию, чтобы освоить современную технологию вышивания церковного облачения. А сестра Дайна возгорелась желанием поехать в глубь России и создать там новую обитель, мотивировав: "Везде людям нужна молитвенная и другая помощь". Хрупкая девушка почти добилась своего: вместе с настоятельницей съездила в Нижний Новгород, местный священник о. Марио (родом из Бразилии) выделил им дом католического прихода, но в итоге церковные и светские власти не дали разрешения открыть монастырь. Расстроенная Дайна потом болела, и сёстры молились, чтобы у неё не подтвердился тревожный диагноз.

Литовские кармелитки занимаются и благотворительной деятельностью. Несколько лет подряд в обители можно видеть одинокую старую деревенскую женщину – она живёт на содержании у монастыря. Женщина постоянно стояла в прихожей и грустно смотрела через окно вдаль – деревенскому человеку трудно находиться в затворе и ничего не делать (во время последнего моего пребывания в монастыре она уже не вставала с постели и сёстры носили ей еду в келью). На содержании обители долгое время жил инвалид – подобранный где-то ослабевший бомж. Выхоженный сёстрами и прилично одетый, он регулярно ходил в часовню молиться и в столовую обедать (недавно, примирённый с Богом, отошёл в мир вечный).

Андрюс (имя изменено), средних лет мужчина, вернувшийся из заключения и каким-то образом оказавшийся в монастыре, проходит здесь "реабилитацию".

– Даже не предполагал, что буду честно трудиться, да ещё в монастыре, – признаётся Андрюс. Во время нашей беседы он аккуратно красил белой масляной краской перила лестницы.

– Разве раньше вы не трудились?

– Трудился в "казённом доме".

– А до "казённого дома" чем занимались?

Последовало молчание. Я не стал переспрашивать. Здесь не принято много говорить и любопытствовать.

Первое поручение Андрюсу было – кормить кота, то есть относить ему молоко за беседку. Кроме него, кот никого другого к себе не подпускал. Кстати, насчёт кошек Андрюс высказал категорическое мнение: они должны жить во дворе и выполнять своё предназначение: ловить грызунов-вредителей. Молодой священник о. Шарунас (мы разговаривали в столовой, после утренней службы) полностью поддержал это мнение. Он рассказал чуть грустную "кошачью" историю. Унаследованную от прежнего священника кошку (в посёлке Кулаутува) он тоже выставил во двор, чтобы та жила в согласии со своей природой. Однажды, возвращаясь после долгого отсутствия (о. Шарунас обслуживает несколько сельских приходов, да и в епархии в Каунасе имеет ряд обязанностей), он увидел в своём дворе на тропинке лежащую кошку с толстым пузом... рядом лежал хвостик белки! Кошки мстительны, подумал я. Но нет, я приписываю зло невинному животному, сразу поправил я себя.

А что касается Андрюса, он не только отличный работник. Удивительно, как он, напряжённо трудясь, успевал умыться и прийти на молитву каждого литургического часа.

Кстати, во время завтрака монастырский кот подошёл к открытому окну столовой (она находится в полуподвале) и громко заорал хриплым голосом: требовал своей порции молока. Никто не реагировал на требование. И только после завтрака Андрюс незаметно ушёл в сторону беседки с миской еды для кота.

Трапезничают инокини рядом со столовой для гостей, в тишине. Бывает, трапезы сопровождаются чтением Святого Писания, религиозных текстов, а во время больших праздников – религиозной музыкой.

Кармелитки – вегетарианки, не употребляют мяса. Рыбу, если таковая имеется, едят три раза в неделю. Пятница – строгий пост. В меню у сестёр в этот день только суп.

Встают инокини в половине шестого утра, спать идут в половине одиннадцатого вечера.


Сёстры-кармелитки в Паштуве охотно принимают гостей – мирян из Литвы и из-за рубежа. Сюда приезжают для духовных упражнений, с целью обрести душевное спокойствие. Миряне молятся вместе с монахинями, но в то же время раздельно: сёстры – в основной части просторной часовни, миряне – в боковом приделе, отгороженном от инокинь невысокой стеклянной перегородкой. Питаются гости (для них еда разнообразная) тоже отдельно от сестёр.

Уединение, регулярная и частая молитва, ежедневная Св. Месса – всё способствует умиротворению, возвращению духовного равновесия и здоровья. †

 о нас
 гостевая
 архив журналов
 архив материалов
 обсуждение
 авторы

 Публикация

обсудить в форуме

распечатать

авторы:

Антанас Йонкус


 Память

Александр Юликов
Тесный круг

22 января о. Александру Меню исполнилось бы 73 года. Дух его был бодр, ясен, молод, и потому трудно представить его себе постаревшим. Разве что седины прибавилось бы. А вот каким он был в молодости, помнят теперь, наверное, немногие. О своих первых встречах с пастырем рассказывает художник, оформивший большинство книг о. Александра. 

 Свидетельство

Дмитрий Гаричев
Осколок

"Николо-Берлюковская пустынь (село Авдотьино Ногинского района Подмосковья) два года назад отметила 400-летие. Испытав за века взлёты и упадок, пустынь была прославлена многими чудотворениями от обретённого образа "Лобзание Иисуса Христа Иудою". Главным событием юбилейного года в Берлюках стало водружение креста на колокольне возрождающейся обители..." 

   о нас   контакты   стать попечителем   подписка на журнал
RELIGARE.RU
портал "РЕЛИГИЯ и СМИ" Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100