Rambler's Top100

1-2/2007

ХРИСТИАНСКОЕ НАСЛЕДИЕ

"Великое зерцало"

Избранные главы из некогда популярной на Руси, а сегодня забытой книги

Читатели "Истины и Жизни" уже знакомы со старинным сборником "Великое зерцало" ("ИиЖ" № 3/05). Он появился на Руси во второй половине XVII в., во времена царя Алексея Михайловича, и представляет собою церковнославянский перевод польского сборника "Wielkie zwierciadlo", который, в свою очередь, восходит к средневековому латинскому сборнику нравоучительных повестей "Speculum magnum". При осуществлении русского перевода "Великое зерцало" было отредактировано и переработано. Европейская книга преобразилась в оригинальное сочинение со старомосковским колоритом, сходное с житиями святых, прологами и патериками – излюбленным чтением на Руси. Благодаря этому сборник получил широкое распространение, особенно в старообрядческой среде.

О том, как воздавать честь родителям и не презирать их (зело страшно)

Был некий богатый человек в Германии, имевший единственного сына, о котором радовался и во всём волю ему давал, зело любя его. Некий благородный муж начал ему глаголать: "Я имею дочь прекрасную, ею же, если благоволишь, род твой возвысится. Отдаю её сыну твоему в жёны, но с тем, чтобы ты ныне отдал сыну всё, что имеешь. Сын же твой и дочь моя будут тебя и мать держать во всяком упокоении, чести и изобилии. Чего потребуешь, всё по воле твоей будет!" Услышав это, богач был в недоумении, однако, любя сына своего, согласился с тем человеком и дал писание, что всё сыну отдаёт. И так заключили брак.

Сын же с женою в первый год почитали его и выполняли его повеления, а всё имение и богатство отчее присвоили себе. И в таковой чести отец и мать были даже до года. На второй год начали их меньше почитать, на третий же год начали их бесстыдно отрицаться, невежливо и гневливо разговаривая с ними. В четвёртый же год наущением жены сын отселил отца и мать в особый домик, устроенный у ворот дома его, потребное же зело скудно подавал им. И великий голод, тесноту и недостаток претерпевал отец престарелый с матерью сгорбившеюся. И никогда они не смели войти в дом сына, но с другими передавали просьбы о своих нуждах.

И в некий день случилось матери сидеть напротив сыновнего дома. Увидела она, что в доме жарят гуся, и сказала мужу: "Я днесь насыщусь скудною пищею, какая есть в домишке нашем, а ты бы пошёл к сыну и насытился, как в давние времена мы едали. Видела я у сына жарящегося гуся, уже готового к трапезе".

Услышав это, престарелый отец, опираясь на костыль, поплёлся в дом сына. Когда сын отца увидел, взял гуся и повелел от отца спрятать. Сам же вышел навстречу отцу и спросил: "Зачем пришёл?" Отец, увидев, что произошло, ничего не сказал и в домик возвратился, оплакивая свою несчастную старость. Сын же увидел, что отец ушёл, и повелел гуся на огонь поставить. Хотел слуга взять гуся, но увидел на нём жабу, с самого гуся величиною, обхватившую всего гуся, и закричал. Услышал сын громкий вопль, прибежал и ужаснулся. И хотел чем-нибудь жабу сбросить с гуся, но жаба прыгнула на лицо окаянного сына и обхватила всё лицо, очи и голову. И так впилась, что никакими лекарскими способами не могли её снять.

И так на многие годы наказал Бог сына за злобу к отцу. Никак та жаба на лице сына не изменялась, но всегда жива была, и такова, какова искони была. Ибо это было от Правосудного Бога чудо и наказание в пример непокорным. Так тот человек, много лет терпя и мучением зело наказан, направил ум к покаянию. И пришёл к епископу, с великою жалостью и сокрушением сердца исповедуя грех свой. Дал ему епископ во исправление покаянную епитимью: повсюду ходить с открытым лицом и всем грех и вину объявлять, за что такое было ему. Да примут люди от страшного видения и повести пример, да научатся чада родителей не презирать, да познают, каково не воздавать за добро родителям и как мучит Бог согрешающих и не кающихся. По долгом же покаянии тот человек принял здоровье от неких святых Божьих: скверная жабья липучка отнялась от него.

О неизглаголанном милосердии Пресвятой Богородицы к некой церковнице и о покаянии её

В некоем девическом монастыре была Беатрика, девица святого жития и крепкая хранительница своего обета, премного верная Пресвятой Богородице. Была она церковницею (блюстительницею церкви) и в службе усердна. Была же столь прекрасна, что многие дивились красоте её лица. Наущением же врага некий клирик восхотел её чистоты. Видев же её помысел удалённым от всякого злого дела, призвал сатану в помощь и злохитростною снастью уловил её сердце и распалил к похоти так, что невозможно было снести того огня.

Много инокиня бедствовала, премного постилась, но нисколько не преуспела. Поэтому, приступив к образу Божьей Матери, с горькими слезами сокрушённого сердца сказала: "О, Преблагословенная и Честнейшая всех небесных сил Дева! Ведаешь, что, сколь могла, усердно послужила Тебе. И знаю, то было угодно Тебе, Помощнице моей. Ныне же ключи храма Твоего и порученную мне службу Тебе предлагаю, ибо не могу терпеть злые искушения телесные и борения врага. И потому ухожу из обители Твоей". И, положив пред образом ключи храма, тайно ушла из монастыря к клирику. И он, окаянный, растлив её, оставил. Она же стыдилась возвратиться и стала блудницею, дабы приобретать себе пищу. И в таковом зле и в скверном болоте пребыла пятнадцать лет.

И в некое время помянула своё иночество и чистое и честное монастырское житие, паче же прилежную веру свою к Пресвятой Богородице. Ибо и не имея, чем питаться, не забывала имени Пресвятой Богородицы. Пошла в обитель в мирской одежде, в которой обычно ходила. Придя, начала вопрошать привратницу, не знает ли она некогда бывшую здесь церковницу именем Беатрику. И привратница отвечала: "Зело усердна она в исправлении своих обязанностей и первою приходит к совершению службы. Нет святее её среди нас! И без порока от детства в сей обители Господу служит".

Беатрика не поняла, что ей привратница сказала, и пошла от монастыря. И лишь немного отошла, тогда Царица Небесная, всех Спасение, Прибежище и Утешение, явилась ей и сказала: "Где ты доселе была? И куда отходишь от обители, верная и любезная служебница Моя? Я за тебя службу твою пятнадцать лет усердно совершала в твоей ипостаси и в одежде звания вашего обязанностями твоими распоряжалась. И благодать Моя от тебя не отступила. Не бойся, любезная, возвратись, покайся, и Я помогу тебе. Если же стыдишься, то знай, что никто из людей не знает о падении твоём".

Услышав это, бывшая церковница припала к ногам Божьей Матери, реки слёз изливая, милости и оставления грехов прося. Много же лежала, слёзы горькие проливая, а поднялась с земли и не увидела Богородицы. И, надеясь на Её благоутробие, вошла в обитель и приступила к своим обязанностям. И все её приняли, будто всегда была тут, и никто ничего не узнал о ней. Только пред Господом сокрушённо покаялась и возвестила всё жестокое житие своему духовному отцу.

Преподобно пожила, Богородицу, Помощницу свою, на всяк час благодаря, и скончалась в благодати Её. А бывшее с нею по смерти от духовника известилось.

О некоем обидчике и мучителе, который убогих, подвластных и подручных озлоблял

Некий человек великого звания, имея во власти множество подручных, озлоблял их и люто утеснял. Сам же непрестанно веселился во всех удовольствиях сего прелестного мира.

Когда же он на ложе почивал, слуга его, лежавший при дверях, взят был в видение, восхищен пред Престол Божий и увидел господина своего, стоящего связанным и осуждаемым от многих, кому здесь зло творил. И за это принял осуждение – схватило его множество бесов и повело во власть сатаны. Тот же, как увидел человека, сказал: "Приведите его ко мне, да поцелую его, как верного моего слугу!" И привели, и сказал сатана: "Не имей покоя вовеки!" И ещё сказал: "Возьмите его и отведите в баню княжескую!"

И схватили его, поливая на него огнь, серу горящую и жупел. И положен был в адском месте, о котором глаголет пророк Исайя: "Под тобою постелет гной и покров твой червь" (Исайя 14. 11). И сказал Люцифер: "Дайте ему пить от чаши гнева Божьего!" И дали ему пить огнь жупельный, и пил его, и вопил, что не хочет. И сказал Люцифер: "Привык он к играм и всяким утехам – утешьте его!" И принесли трубы огненные и так в уши его дунули, что из очей, уст, ноздрей и ушей вспыхнул великий пламень.

Потом сказал сатана: "Приведите его ко мне, пусть споёт предо мною!" И привели его и сказали ему: "Спой, что умеешь!" И человек ответил: "Что спою? Только это: будь проклят день, в который я родился!" И сказал Люцифер: "Ещё спой!" И тот запел: "Будь проклят отец и мать, родившие меня!" И сказал сатана: "Ещё лучшее спой!" Тогда тот окаянный сказал: "Что лучшее спою? Только это: будь проклят Тот, кто попустил мне родиться!" И сказал диавол: "Такую песнь я и ждал от тебя. Возьмите его и уведите в то место, что он сам себе уготовил". Тотчас схватили его и ввергли в адскую бездну, и при ввержении его был таковой гром, будто бы рухнул весь свет и всё, что на нём.

От этого слуга проснулся в страхе и трепете, побежал к господину своему и, отбросив одеяло, нашёл его бездыханным. И поведал всем людям то, что видел и слышал. Сам же оставил всё, ушёл и постригся. И до кончины Истинному Богу верно послужил, дабы не попасть в оные муки, в которых видел временного господина своего.

О том, как пчёлы почтили Пречистое Тело Господне

Некий благонравный человек, живший под городом, имел у себя премного ульев с пчёлами, любил их, часто посещал и присматривал. И как-то, придя к ним с утра, слышит необычное и зело дивное гудение. И начал с весельем и умилением слушать. Так пчелы пели весь тот день. И многие дни семикратно на день зело сладкогласно пели, и ни одна из них в то время на поле не вылетала.

И однажды ночью человек проснулся и поглядел в сторону пасеки. Увидел над ульями предивную светлость, услышал пение, ужаснулся этому, недоумевая, что происходит, и возвестил о том отцу своему духовному. И пошёл с ним к епископу и возвестил всё подробно. Епископ же понял, что происходит некое чудо, повелел созвать всех тамошних жителей, желая при них поглядеть, что в том улье. Сам пошёл на пасеку в облачении своего сана и, придя, повелел открыть улей, над которым был больший свет и множество пчёл окрест.

И когда открыли, обрели в самом верху улья подобие святой чаши, неизреченно и премудро сотворённое из белого и чистого воска. И в том премудром творении лежала в виде хлеба часть Пречистого Тела нашего Господа и Спасителя. Окрест же неё лики пчёл в подобие ангельских чинов со страхом обходят, летают и умильно поют. Епископ же со всеми людьми заплакал плачем великим, сокрушая сердце своё, удивляясь и вельми славословя. И водрузил епископ на голову Пречистое Тело во оном чудном здании из воска, отнёс со страхом и трепетом, проливая слёзы, во святую церковь и поставил на святом престоле. На оном же месте создали дом славный в честь Господа нашего для принятия странников и больных.

Когда же сие великое чудо везде прославилось, некие два вора рассказали о себе, что украли из церкви ковчег серебряный, в нём же хранился Агнец Божий, и ковчег себе взяли, а Тело Христово к пчёлам кинули.

Священнику благополучные щедроты Богородицы

Священник некий великую надежду и веру имел к Пресвятой Богородице. И молил непрестанными, прилежными и слёзными прошениями, да явится ему во славе, в светлости и сиянии доброты, которую Соломон в песнях воспевает: "Вся добра, Ближняя моя, и порока несть в Тебе" (Песнь Песней 4. 7). Мать милосердия не отреклась его прошения, послала к нему ангела, да возвестит, что хочет показаться ему, как он желает. Только теми очами, которыми кто увидит таковую славу, уже невозможно видеть мира сего суетность. Иерей же сказал: "Хоть и погублю зрение, лишь бы получить желаемое!" Но когда отошёл ангел, начал размышлять, что с ним будет, когда зрение погубит, – станет попрошайкою и нищим. И пришёл к такой мысли: "Так сделаю: когда Царица Небесная придёт и явится, тогда одно око зажмурю, другим же буду смотреть. И будет одно в целости!"

Когда же пришло время явления Прекрасной Зари, явилась в непостижимой славе и красоте. Иерей же от желания лучше рассмотреть открыл и зажмуренное око. И тотчас зрение того ока погибло, а то, которым смотрел, в целости осталось. И явление кончилось.

Начал иерей плакаться, что не насытился созерцанием преславных, солнцеподобных красот Богородицы. Говорил: "О, я, окаянный, если бы и всеми очами стал слеп, какую славу Царицы небес и земли мог бы рассмотреть!" И начал неотступно молить Милосердую Мать со всею силою и усердием, глаголя: "Хоть приму слепоту и другим оком, только помилуй меня, Благая, яви мне паки светлость сияния благодатных красот Твоих!"

Скоропослушная и Всещедрая Мать, как и прежде, явилась. И зрячее око сохранила, и изгубленное просветила.

Слово о непостижимости Пресвятой Троицы

Когда святой Августин Иппонский начал писать о Пресвятой Троице, таковым преславным чудом был от Бога вразумлён.

Иппон, город славный в Африке, стоит на морском берегу. И святой Августин, утрудившись от писания многих учёных книг, вечером прохаживался по берегу. С ним же шли и клирики, расспрашивая его о церковных делах. И когда он так прогуливался, увидел мальчика пречудной доброты и красоты. Он сидел на берегу моря и рыл малую ямку в песке, как это обычно делают дети. В руках у него была серебряная ложка, которой он черпал воду из моря и лил в малую ямку. И когда святой Августин увидел благочинно сидящего мальчика, приостановил свою прогулку и, подойдя, приветствовал его и вопросил, что делает. И мальчик благоразумно отвечал: "Хочу всё сие великое море вместить в эту малую лужицу".

Услышав это от мальчика, святой муж пристойно улыбнулся и сказал: "О, любезное моё чадо! Как можешь это сделать? Море неизмеримо, ямка же маловместительна, и ложка мала". И отвечал мальчик: "Мне это более удобно, нежели тебе сделать то, о чём помышляешь".

Услышав это, святой зело удивился и вопросил: "О чём, чадо, ты глаголешь?" И мальчик отвечал: "Ты обращаешь мысли, хочешь разуметь и описать, что есть превеликая и несказанная тайна Неразделимой Троицы. И пока опишешь, я в эту ямку всё великое море волью".

Сказав это, мальчик стал невидим. Августин же ужаснулся и, поняв, кем был мальчик и что говорил, просил прощения и воздавал хвалу Отцу, и Сыну, и Святому Духу, в Троице Богу Единому. И оставил начинание своё.

Как в службе Святой Литургии демон обличил священника, раздвоенного мыслью

Некий священник, имевший вящее попечение о теле своём, нежели о душе, всегда дружбу водил с богатыми мирянами. И как-то позвал многих мужчин и женщин к себе на обед, купил много рыбы и повелел готовить. Сам же пошёл в церковь с раздвоенною мыслью и с сердцем разделённым и сухим. Когда же начал служить Литургию с великим скороречием и спешкою, думал немедля закончить её, желая заняться устройством обеда. И когда пришло посвящение Святых Таин, где следовало бы иметь великий страх и сокрушение сердца, начал он размышлять, глаголя себе: "Купил много рыбы и дорогою ценою. Знаю, что без меня не приготовят как надо – иную пережарят, иную переварят, иную пересолят, а иную недосолят".

И когда он так тревожился и спешил, показался ему демон в гнусной кухарской закоптелой одежде. Принёс с собою и всю рыбу, что была на огне и что солилась, подошёл со всем этим к алтарю и сказал попу: "О, повар и товарищ мой, а не иерей! Погляди и попробуй, какова рыба! И что тебе будет неугодно, то я доделаю. Есть здесь и соль, можешь посолить и приготовить по своему вкусу. Укроти мысль и стань добре!"

И так зело поиздевавшись и посмеявшись, демон исчез, а всю принесённую и приготовленную рыбу разметал в скверные места, и так всё погибло.

О, беспокойное и многомятежное человеческое сердце, как в таковой страшный час разделяешься? Виждь, что твоей суете и демоны смеются. †

Перевёл с церковнославянского
Дмитрий Урушев

По изданию: О. А. Державина. "Великое зерцало"
и его судьба на русской почве. М., 1965

 о нас
 гостевая
 архив журналов
 архив материалов
 обсуждение
 авторы

 Публикация

обсудить в форуме

распечатать

авторы:

Дмитрий Урушев


 Память

Александр Юликов
Тесный круг

22 января о. Александру Меню исполнилось бы 73 года. Дух его был бодр, ясен, молод, и потому трудно представить его себе постаревшим. Разве что седины прибавилось бы. А вот каким он был в молодости, помнят теперь, наверное, немногие. О своих первых встречах с пастырем рассказывает художник, оформивший большинство книг о. Александра. 

 Свидетельство

Дмитрий Гаричев
Осколок

"Николо-Берлюковская пустынь (село Авдотьино Ногинского района Подмосковья) два года назад отметила 400-летие. Испытав за века взлёты и упадок, пустынь была прославлена многими чудотворениями от обретённого образа "Лобзание Иисуса Христа Иудою". Главным событием юбилейного года в Берлюках стало водружение креста на колокольне возрождающейся обители..." 

   о нас   контакты   стать попечителем   подписка на журнал
RELIGARE.RU
портал "РЕЛИГИЯ и СМИ" Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100