Rambler's Top100

7-8/2006

БРАНЬ ДУХОВНАЯ

Воин Христов в ратном строю

Алексей Баранов, Елена Бажина

Оливье Плишон – капеллан и морской офицер

...Всё ожило, задвигалось на палубе. Люди в защитных очках и касках, с флажками в руках чётко отработанными движениями выводят истребитель на взлёт. Взрывая тишину безбрежной океанской пустыни рёвом реактивных турбин, выбрасывая клубы дыма из своих недр, грозные железные птицы одна за другой врезаются в небесную твердь и исчезают за горизонтом. Чуть поодаль человек с крестом поверх униформы напряжённо следит за взлётом машин, беззвучно перебирая чётки. Последний самолёт взмывает в небо... Священник может перевести дух.

В свои сорок два отец Оливье Плишон заканчивает третий год службы в качестве штатного капеллана на атомном авианосце "Шарль де Голль" – новейшем, сверхсовременном судне водоизмещением в 40,5 тыс. тонн, способном нести на борту до сорока истребителей, гордости французского военно-морского флота. Прослужив десять лет приходским священником в Камбре, на севере Франции, о. Плишон был прикомандирован на четыре года к Войсковой епархии – есть во Франции такая экстерриториальная церковно-административная структура со своим епископом, призванная окормлять католиков, состоящих на службе в Вооружённых Силах.

Священник и морской офицер Оливье Плишон получает жалованье капитан-лейтенанта в 2000 евро и (редкая привилегия на корабле!) располагает личной девятиметровой каютой. Над его головой – взлётная полоса, под ногами – атомный реактор.

– "Шарль де Голль" – одновременно корабль, аэропорт и атомная станция, способная питать электроэнергией город размером с Тулон! – объясняет священник.

Каждый метр пространства в его каюте строго организован: кровать, умывальник, между ними набитый книгами шкаф, где Библия и Катехизис Католической Церкви соседствуют с "Толкованием общих мест" Леона Блуа, романами русских классиков и книгами по искусству. На стене – икона Пресвятой Девы, образ святого Викентия де Поля – первого капеллана королевских галер, портреты Папы Бенедикта XVI и войскового епископа, рядом с ними – графики учений. Под ними на небольшом столике лежат иконы и чётки. А на рабочем столе возле светящихся мониторов компьютеров – упаковки конфет из бенедиктинского аббатства Флавиньи: каждый год священник раздаёт их десятками килограммов. "Когда я только начинал, – улыбается о. Оливье, – это помогало мне входить в контакт с людьми, теперь у меня требуют!" Дверь в его каюту не запирается. "На борту все знают: если что-нибудь пропадёт, попрошу списать меня на берег!" – шутит он.

Теперь, когда за плечами более пятисот дней плавания, капеллан Плишон чувствует себя на борту, в компании двух тысяч военных, как рыба в воде. Получилось не сразу. Пришлось завоёвывать доверие, причём не только католиков. К слову, "религиозная ситуация" на борту авианосца прямо пропорциональна тому, что есть в обществе: то же соотношение католиков, протестантов, мусульман и неверующих.

– Они тебя проверяют... Смотрят, пойдёшь ли ты пропустить с ними рюмку-другую, наблюдают за твоей реакцией на "тонкую" шутку...

Как и все новички на флоте, он проходил "инициацию", или посвящение, получал "боевое крещение" при пересечении экватора, учился понимать язык матросов и говорить на нём. Изучать обычаи и привычки моряков, проводить с ними в баре минуты отдыха и не забывать про свой черёд "угощать" – часть его работы.

Оливье Плишон единственный на корабле заслужил право без лишних формальностей посещать разные кают-компании, чем и не упускает случая воспользоваться.

– Если вы не отсюда, – объясняет священник, – вы должны каждый раз спрашивать разрешения, прежде чем войти. А если вам ответят: "Будьте как дома!" – это значит, что такое разрешение вам дали раз и навсегда.

Привилегия входить без стука означает доверие. Каждая кают-компания – это своего рода "семейная кухня", здесь и ругань случается. О. Плишон понимает: это не от скуки. Когда две тысячи человек замкнуты долгое время в ограниченном пространстве, невозможно избежать напряжённости,

и перебранки – это как клапан, позволяющий выпустить пар, излить накопившиеся эмоции.

Он носит погоны старшего офицера, но долг пастыря требует от него быть на равных со своим собеседником, будь то простой матрос или командир.

– Я для них корабельный священник и из всех возможных обращений ко мне предпочитаю, когда мне говорят "отец". Потому что все они мои чада. Одного из них я недавно похоронил – парень двадцати трёх лет умер от опухоли мозга. С ним я оставил на суше частичку самого себя...

На навигационном мостике священника останавливает кто-то из экипажа: "Скажите, господин капеллан, можно ли разведённым венчаться в церкви?" – "А ты уже был венчан?" – "Да нет, мы только расписались". – "Ну, зайди как-нибудь, поговорим".

В своей каюте капеллан выслушивает людей с разными проблемами. Обращаются не только мужчины, но и женщины, их среди членов экипажа до 10%. Как правило, задают вопросы о венчании, просят крестить ребёнка или помолиться о ком-то. Он видит, как тянутся люди к священному и как мало об этом знают.

Часто приходят и просто поговорить, поделиться тем, что беспокоит. Сегодня, в эпоху цифровой связи и интернет-почты, моряки получают весточки из дома "в реальном времени". Когда кому-нибудь вдруг сообщают, что у его ребёнка начался насморк или поднялась температура, здесь, за 10 тыс. километров от дома, этот насморк в сознании взволнованного родителя может перерасти в острую пневмонию!

...Бар для младших офицеров. Моряки и пилоты проводят здесь свободное от учений время за кружкой пива и просмотром теленовостей. Расположившись у стойки, о. Плишон заказывает себе кружку, закуривает.

– То, что я могу зайти в бар и выпить пива вместе со всеми, не умаляет в их глазах достоинства священника, – рассуждает он.

– Вы там, наверно, всё слышите, господин капеллан? – посмеиваясь, бросает ему тем временем какой-то офицер.

– Да, всё!

– Тогда придётся зайти к вам!

– Заходи!

"Те, кто приходят ко мне на исповедь, – смелые люди, это достойно уважения..." Ни на исповеди, ни на Мессе, которую священник ежедневно служит в корабельной часовне (по пятницам он выставляет для поклонения Святые Дары), никогда не бывает много народа. О. Плишон объясняет это жёстким ритмом жизни: часто у людей просто нет времени, иногда им приходится ложиться за полночь и вставать в шесть утра. Да и не все моряки католики, как чаще всего бывало в прошлом. И всё-таки, по его словам, трёх-четырёх человек он каждый год готовит к крещению.

Быть миссионером на таком огромном военном корабле, как "Шарль де Голль", дело не простое. Мысли об этом часто лишают его сна. Где только возможно, о. Плишон старается привносить в жизнь экипажа христианские понятия и символы. Например, удалось присвоить имена святых некоторым стратегически важным объектам корабля. Теперь площадка перед входом в узел телекоммуникаций носит имя покровителя средств связи – архангела Гавриила, а навигационный мостик – под защитой святого Эльма, покровителя моряков. Повсюду на корабле висит ежедневно обновляемый график работ. Капеллан каждый день добавляет к нему какую-нибудь цитату. Однажды, когда "Шарль де Голль" готовился пришвартоваться в Джибути – городе со множеством проституток, о. Плишон предусмотрительно вывесил слова Эммануила Канта: "Только вещи имеют цену – человек имеет достоинство".

А по понедельникам священник Оливье Плишон ведёт на корабельном телеканале часовую интерактивную программу, где вместе со зрителями обсуждает актуальные проблемы жизни общества. В местной компьютерной сети его сайт – наиболее посещаемый. Он разместил на нём первую энциклику Бенедикта XVI, предложив обсудить её на форуме. Откликов было много, люди поднимали серьёзные вопросы морали, а иногда и богословия.

Какую роль в вашей жизни на корабле играет священник? "Его присутствие поднимает наш дух", – единодушны молодые матросы. Один из них, которому нет ещё и двадцати, говорит, что охотно приходил бы на молитву, но "только закончишь вкалывать, пора спать!".

Каждый день капеллан Плишон участвует в командном совете. По словам капитана корабля Дени Беро, священник на борту оказывает неоценимую помощь: благодаря ему командование лучше информировано о моральном состоянии личного состава, предупреждаются возможные проблемы. Офицер Кристиан Пэлле, по вероисповеданию евангельский христианин, не скрывает своего восхищения католическим капелланом: "Оливье действительно уникальная личность на корабле. Он здесь повсюду как дома. Он как апостол Павел, для всех стал всем. Он часто выглядит уставшим, и немудрено – ведь к нему запросто приходят в любое время дня и ночи. Говорят, что на судне он исполняет роль социального работника... Но я считаю, его роль гораздо больше – он лечит души!"

Личное время капеллана – с часа до трёх ночи. Выкурить последнюю сигару, полистать книгу. Иногда ему тоже хочется кому-нибудь высказаться. В такие минуты он жалеет о том, что рядом нет его собратьев-священников.

– Капеллан выслушивает всех, но кто выслушает капеллана? Это трудно объяснить, но есть вещи, которые светские люди понять не могут...

Он уходит от этих мыслей, перебирая чётки, – сосредоточенно молиться в условиях военного корабля невозможно. В левом кармане куртки, у сердца, он всегда носит маленькую книжечку "О подражании Христу" Фомы Кемпийского. Читает, открывая наугад... Проявления дружеских чувств сослуживцев тоже очень поддерживают. Так было, когда в прошлом году умер Иоанн Павел II. "Командующий просил всех помнить обо мне. "Сегодня капеллан потерял отца", – сказал он". Авианосец тогда находился недалеко от Италии, и о. Плишону предложили вертолёт, чтобы доставить его на берег для участия в похоронах. Но он предпочёл остаться, отслужить заупокойную Мессу и рассказать морякам о том, кто такие кардиналы, как избирают Папу... Он не мог забыть о своей миссии.

Когда я вернулся на корабль после болезни, – вспоминает о. Плишон, – меня встречали радостными возгласами: "Вы вернулись, господин капеллан! Нам вас не хватало!" Если люди чувствуют, что священник их любит, это уже неплохо...

По материалам журнала "Famille chretienne"
подготовил Алексей Баранов

Будут ли капелланы в Российской Армии?

Полемика о возможном создании института военного духовенства в Российской Армии стала разгораться в СМИ и в обществе в начале 2006 года, после трагического случая в Челябинском танковом училище, когда солдат-срочник Андрей Сычёв в результате дедовщины остался инвалидом.


Предложения о введении статуса капеллана в Вооружённых Силах РФ звучали и раньше, главным образом со стороны Русской Православной Церкви. Ещё в октябре 2005 г. зам. председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата протоиерей Всеволод Чаплин заявил на пресс-конференции в РИА "Новости", что "в России есть все предпосылки для создания института военных капелланов". "На Северном Кавказе, в отдалённых пограничных районах, в зонах стихийных бедствий и на флоте действует духовенство. Общество подталкивает нас к тому, чтобы появился институт постоянного военного духовенства", – сказал Чаплин, отвечая на вопросы журналистов.

В декабре 2005 г. начальник Главного управления воспитательной работы Минобороны России генерал Николай Резник сообщил, что военное ведомство "готово принять в штат Вооружённых Сил священников", сообщила газета "Комсомольская правда" (статья "Религия цвета хаки"). А незадолго до этого глава РПЦ Патриарх Алексий II тоже выступил за возвращение военных священнослужителей в армию. После этого представители различных родов войск, отвечающие за "состояние душ" вооружённых защитников Отечества, дружно кинулись в Синодальный Отдел РПЦ по связям с силовиками заключать договоры с церковниками, чтобы придать их работе в частях вид некой "узаконенной" системы. "Что это – новая тенденция, очередная кампания или благое дело? – задаётся вопросом "Комсомолка". – Изживёт ли Церковь дедовщину?"

Уже в феврале с. г. было объявлено о появлении проекта закона о военных священниках. "14 февраля, – сообщает "Благовест-инфо", – участники пресс-конференции в медиа-центре газеты "Известия" заявили о подготовке законопроекта "О введении института военных священников в Вооружённых Силах РФ". Законопроект разработан Главной военной прокуратурой и будет направлен в Минобороны, Генштаб, профильные комитеты Федерального собрания РФ и Госдумы. Генерал-майор показал прессе законопроект издалека; текст не был роздан, и от конкретных вопросов по содержанию акта выступавшие намеренно уклонялись".

Газета "Коммерсант" от 14 февраля (статья "Боевой дух укрепят святым") пишет: "В проекте, разработанном ГВП, указано, что Церковь поможет армии "в укреплении войсковой дисциплины – противостоянии неуставным отношениям и борьбе с национальной и религиозной рознью". Председатель Синодального Отдела по взаимодействию с Вооружёнными Силами РПЦ о. Дмитрий Смирнов добавляет, что священники в армии смогут "не только повысить уровень патриотизма в войсках, но и снизить показатели суицида"". "Коммерсант" приводит мнение и противников законопроекта: "Представители конфессий не согласны и с идеей "коллективного капеллана". В РПЦ считают, что в части могут сосуществовать представители разных религиозных организаций – к примеру, постоянно будет работать священник, представляющий интересы большинства верующих, а в случае необходимости в часть могут быть приглашены и представители других конфессий (раввин или мулла). Представители ислама и вовсе называют идею коллективного священника абсурдной: "Это неприемлемо ни для одной из конфессий, – уверен Нафигулла Аширов. – Один человек не может представлять даже двух конфессий, он ведь не верит в чужие религиозные убеждения"".

"У военных священников будет свой генерал" – статья под таким названием вышла 15 февраля на страницах "Известий". "В недрах ведомства был подготовлен и разослан по всем госструктурам проект закона, увязывающего деятельность Русской Православной Церкви и Вооружённых Сил. Сторонники законопроекта – они выступили в Медиа-центре газеты "Известия" – считают, что священнослужители смогут укрепить воинскую дисциплину и серьёзно повлиять на уровень дедовщины в армии. В свою очередь, противники идеи войсковых священников уже заговорили о нарушении Конституции, экспансии Церкви в госструктуры, а также о возможном расколе армии по религиозному признаку".

О противоречии законопроекта Основному закону страны написал 15 февраля и автор "НГ-Религий" в статье "Церковь ударит по дедовщине": "Даже в том случае, если такой законопроект поступит в Государственную Думу, он неизбежно вызовет споры относительно своего соответствия Основному закону страны. Как известно, Конституция РФ утверждает принцип отделения религиозных организаций от государства. Став офицерами ВС РФ, священнослужители становятся де-факто чиновниками военного ведомства и тем самым возлагают на себя функции светской власти. Согласно Федеральному закону "О свободе совести и религиозных объединениях", государство "не возлагает на религиозные объединения выполнение функций органов государственной власти, других государственных органов, государственных учреждений и органов местного самоуправления"".

В марте 2006 г. Совет муфтиев России обнародовал свою позицию по проекту Федерального закона "О военных священниках", не совпадающую с позицией Русской Православной Церкви, что немедленно получило отклик в СМИ. В частности, автор "Новых Известий" в статье "Мусульмане вышли из строя" напоминает о том, что с текстом документа не сочли необходимым ознакомить представителей ни одной религиозной конфессии, кроме Русской Православной Церкви. "Самым важным в заявлении СМР представляется, пожалуй, вот какое место: "Нашу тревогу разделяют все, кроме РПЦ, представители религиозных направлений, в том числе христианские. Они, как и мы, выступают против поспешного введения в армии института военных священников". Понятно, что заявлению лидеров мусульман предшествовали консультации с представителями "религиозных меньшинств", обеспокоенных тем, что в законопроекте (статья 3, п. 2) прямо говорится о "противодействии деятельности экстремистских религиозных течений и сект" в армии. Это, по убеждению СМР, "придаёт воинским частям абсолютно не присущие им функции, возложенные сегодня Федеральным законом "О свободе совести и о религиозных объединениях" на прокуратуру и экспертные советы при органах юстиции"".

Как сообщает "Благовест-инфо", 4 апреля участники "круглого стола" в РИА "Новости" – представители ряда религиозных и светских организаций – в целом поддержали идею введения института военных священников, однако выступили против штатного духовенства в армии, "священников в погонах". Представитель Российского объединённого союза христиан веры евангельской (пятидесятников) Константин Бендас, в частности, высказал мнение, что "законопроект о военных священниках – фактор, отвлекающий от принятия закона о военной полиции".

В то же время Патриарх Московский и всея Руси Алексий II на брифинге в ходе Х Всемирного русского народного собора 4 апреля сделал заявление о том, что вопрос о военных священниках инициирован не Русской Православной Церковью. "Говорить о законодательном введении института военных священников пока рано, мы решить это сегодня не можем, потому что нужна подготовка", – сказал предстоятель РПЦ, передаёт "Благовест-инфо".

Однако Священный Синод РПЦ, состоявшийся 11 апреля, поддержал "восстановление института военного духовенства в Российской Армии... К сожалению, до сих пор в российском законодательстве отсутствует механизм реализации военнослужащими права на свободу вероисповедания", пишет "Седмица. Ру".

Председатель Конференции католических епископов России епископ Иосиф Верт выступил в поддержку идеи привлечения православных капелланов для оказания духовной помощи военнослужащим, сообщает 28 апреля "Интерфакс". "Вместе с тем, – добавляет епископ, – мы надеемся, что будет соблюдено право на свободу совести военнослужащих неправославного вероисповедания в соответствии с законодательством и возможностями российского государства, а военнослужащие-католики смогут получить пастырское попечение со стороны католического духовенства".

"Независимое военное обозрение" (приложение "Независимой газеты", статья "Услышит ли солдат глас Божий?" от 21 апреля) даёт такую оценку ситуации вокруг законопроекта: "Очевидно, Минобороны выступило неудачно со своим первоначальным предложением свести роль капелланов в армии к минимуму путём создания "религиозных уголков", где один и тот же капеллан может объединять в одном лице служителей разных культов. Но для самих священников одновременно придерживаться даже двух вероисповеданий, а уж тем более многих – довольно проблематично. С другой стороны, если допустить в Вооружённые Силы православных, мусульманских и иудейских священнослужителей, то почему должны быть проигнорированы последователи других мировых религий?"

12 мая на встрече с ветеранами в Кремле президент России Владимир Путин заявил, что российские военнослужащие должны иметь возможность отправлять свои религиозные потребности вне зависимости от их религиозных убеждений, передаёт "Интерфакс". Президент подчеркнул, что "государство должно обеспечить условия для отправления религиозного культа тем, кто это хочет делать".

Спустя несколько дней ОВЦС МП в связи с высказыванием президента публикует заявление, в котором, в частности, отмечает, что "идеи, высказанные президентом России, рассматриваются многими православными верующими как готовность государства приступить к диалогу по данной проблеме. Результатом этого диалога должно стать дальнейшее укрепление сотрудничества религиозных организаций с Российской Армией, в том числе и по воссозданию в нашем Отечестве института военного духовенства". †

Елена Бажина,
корреспондент Агентства религиозных новостей "Благовест-инфо",
специально для "ИиЖ"

 о нас
 гостевая
 архив журналов
 архив материалов
 обсуждение
 авторы

 Публикация

обсудить в форуме [реплик: 26]

распечатать

авторы:

Алексей Баранов

Елена Бажина


 Память

Александр Юликов
Тесный круг

22 января о. Александру Меню исполнилось бы 73 года. Дух его был бодр, ясен, молод, и потому трудно представить его себе постаревшим. Разве что седины прибавилось бы. А вот каким он был в молодости, помнят теперь, наверное, немногие. О своих первых встречах с пастырем рассказывает художник, оформивший большинство книг о. Александра. 

 Свидетельство

Дмитрий Гаричев
Осколок

"Николо-Берлюковская пустынь (село Авдотьино Ногинского района Подмосковья) два года назад отметила 400-летие. Испытав за века взлёты и упадок, пустынь была прославлена многими чудотворениями от обретённого образа "Лобзание Иисуса Христа Иудою". Главным событием юбилейного года в Берлюках стало водружение креста на колокольне возрождающейся обители..." 

   о нас   контакты   стать попечителем   подписка на журнал
RELIGARE.RU
портал "РЕЛИГИЯ и СМИ" Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100