Rambler's Top100

1/1999

Рождество

Всё было. Всё будет. Всё есть…

Наталья Савельева

В детстве я очень любила кататься на санках. Больше всего мне нравилось, когда кто-нибудь вёз меня. А я лежала на животе, закрыв глаза. Морозный ветер обжигал щёки, вечер напоминал сказку, я блаженно перемещалась в пространстве и времени. Казалось – я уже взрослая, еду куда-то на поезде и засыпаю под стук колёс. Я словно видела будущую свою жизнь. Один круг по опустевшему нашему двору, второй, третий… Один год, другой… Но, странное дело, я не ехала, меня везли, то есть за меня всё решали. Так же плыл по течению – и в прямом, и в переносном смысле – ёжик из знаменитого мультфильма. То чувство безмятежности, подчинённости, смирения было блаженно-сладким, оно нравилось мне.

Годы спустя, когда я читала Мандельштама – “Как кони медленно ступают…”, вспомнились те детские катания. Куда везли этого человека – героя стихотворения? Когда? Что ждало его в конце пути?.. Поэт предчувствовал свою судьбу. Но поверх тревоги у меня-читателя и у героя возникало чувство успокоения. Потому что с судьбой не спорят.

Ещё одно впечатление. Вечерний автобус из Суздаля в Москву. Свет погашен, стёкла замёрзли. Маешься, оттираешь себе крошечное окошечко, но через пару минут оно снова затягивается замысловатым узором. Дорога дальняя – больше четырёх часов. Пассажиры спят. У водителя чуть слышно играет музыка. Проплывает мимо заснеженный лес, проплывают деревеньки, плывёт вечер… А вечер не простой – рождественский. И подчиняясь этому кружению, мы движемся вперёд, доверяясь везущему нас шофёру и чему-то недостижимому, высшему. Хочется быть доброй, великодушной, простить наконец все обиды, которых в последнее время было так много. Что-то всё-таки бунтует в тебе, протестует, напоминает о боли, но нужно всех простить, никого не судить. Подчиниться внутреннему покою, и он обхватит тебя, как ёжика туман, как море – погружающегося в него. Как молитва – душу верующего…

Единственное, что могло спасти

Меня в те дни – рождественское пенье,

Полуистёртые от времени ступени

И крошки хлеба в стынущей горсти.

Ещё вчера она была пуста,

Сегодня – тяжела и несвободна.

Так несвободна от дождя природа.

Так несвободны ноты от листа.

Так несвободны мы от тишины,

От шёпота полуночного: "Здравствуй!"

От смутного предощущенья счастья –

Мы тоже на него обречены.

И это всё лежит в моей горсти,

И я богата, как певец бездомный…

Под этим небом, звёздным и огромным

Я говорю Всевышнему: "Прости".

За то, что до рождественской поры,

До этого предутреннего пенья

Ценила мало я Его дары.

…И молча опускаюсь на колени.

…Мне десять лет. Я еду на санках и верю, что всё, что сбылось, впереди: конец и начало пути, и настежь открытые двери. Всё будет – огни городов, и сонной деревни молчанье. Большая, как небо, любовь и тихое “до свиданья”. Всё было, всё будет, всё есть. Пожалуйста, не торопите сюжетов, судеб и событий, пока мы находимся здесь.

Я еду на санках…

1,6 стр.


 о нас
 гостевая
 архив журналов
 архив материалов
 обсуждение
 авторы

 Публикация

обсудить в форуме

распечатать

авторы:

Наталья Савельева


 Память

Александр Юликов
Тесный круг

22 января о. Александру Меню исполнилось бы 73 года. Дух его был бодр, ясен, молод, и потому трудно представить его себе постаревшим. Разве что седины прибавилось бы. А вот каким он был в молодости, помнят теперь, наверное, немногие. О своих первых встречах с пастырем рассказывает художник, оформивший большинство книг о. Александра. 

 Свидетельство

Дмитрий Гаричев
Осколок

"Николо-Берлюковская пустынь (село Авдотьино Ногинского района Подмосковья) два года назад отметила 400-летие. Испытав за века взлёты и упадок, пустынь была прославлена многими чудотворениями от обретённого образа "Лобзание Иисуса Христа Иудою". Главным событием юбилейного года в Берлюках стало водружение креста на колокольне возрождающейся обители..." 

   о нас   контакты   стать попечителем   подписка на журнал
RELIGARE.RU
портал "РЕЛИГИЯ и СМИ" Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100